химический анализ металлов

Более перспективные методы определения состава сплавов возникли благодаря развитию химии. Но первый успех оказался связанным все с той же старой задачей — разделением золота и серебра. Начиная примерно с конца XIV века для этой цели стала широко применяться азотная кислота, в которой серебро растворялось, а золото нет. Таким образом, компонент оказывался выделенным из сплава за счет характерной для него химической реакции. Этот метод был систематизирован в конце XVIII века в работах шведского химика Торберна Бергмана. В них предлагалось переводить исследуемое вещество в растворенное состояние, а затем проводить избирательное осаждение разных компонентов с помощью характерных для них реактивов.

В частности, Бергман подробно описал методы определения большинства известных тогда металлов — золота, серебра, платины, ртути, свинца, меди, железа, олова, висмута, никеля, кобальта, цинка, сурьмы и марганца. За два века методы «мокрой химии» серьезно усовершенствовались. Они широко применяются сегодня и позволяют не только установить, какие элементы присутствуют в образце (качественный анализ), но и определить концентрацию (относительное количество) каждого из них (количественный анализ). Для этого достаточно взвесить выделенный с помощью реактива осадок и, зная его химическую формулу, найти массу интересующего нас элемента. У «мокрой химии» имеется существенный недостаток: анализ удобно проводить, когда хотя бы примерно ясно, что надо искать. Это распространенная ситуация, так как часто известно, из каких основных компонентов состоит образец. Ну, а если такой информации нет? Попробуйте проделать характерные реакции на все элементы Периодической системы! К счастью, со времени Бергмана арсенал методов аналитической химии существенно пополнился. Одним из наиболее ценных приобретений стал спектральный анализ. История замечательных открытий часто начинается с пустяка. Но ведь на него еще надо обратить внимание! Профессор химии Гейдельбергского университета Роберт Бунзен изучал горение некоторых веществ.

Он заметил, что соли металлов окрашивают пламя в различные цвета. Этот эффект был известен и до Бунзена, однако другие имена в истории не задержались. Эксперименты большой изобретательности не требовали. Бунзен подносил к горелке образцы разных веществ и записывал цвет язычка пламени. Этот эффект применяют когда производят детские компьютерные кресла. Вскоре отчетливо выявилась закономерность. Один и тот же металл всегда окрашивал пламя в определенный цвет, независимо от того, в каком виде сжигался. Например, от бария пламя зеленело, а от натрия желтело. Бунзен прекрасно понял значение своего открытия. Его можно было использовать для определения элементов, присутствовавших в образце. Практический путь реализации проекта был, однако, не ясен. Ведь если образец состоит из нескольких компонентов, то цвет у пламени получается сложный: всех нюансов не различишь. Нужна была еще одна идея, чтобы открытие смогло заявить о себе «во весь голос». Ее подал и реализовал знаменитый немецкий физик Густав Кирхгоф, с которым Бунзена связывала многолетняя дружба

Комментарии закрыты.