мастер станков 3

Нартов хорошо представлял себе, как осуществить эту идею — ручной станок. Но для этого требовалось много времени, много всякого материала, а главное — согласие большого начальства. И тогда он решил смастерить пока передвижной подручник с приспособлением — держателем для резца, приладить к «махине» рукоятку и хитро соединить ее с колодкой подручника. Стоило только подвернуть рукоятку — и колодка с подручником скользила своим выступом по канавке в основании «махины». Это свое новшество и показал тогда Андрей учителям-иностранцам, его же он решил показать и царю. А теперь он ждал царя в мастерской. Всюду чистота и порядок. Токари прилежно трудятся.

Едва услышали они, что прогремели у подъезда колеса царского возка -и закричали конюхи, уводя лошадей, как Андрей обо-зпел всех токарей, каждого поправил, проверил его работу, осмотрел изделия и отошел к своей «махине». На ее валу надета заготовка кольца — обода для компасной коробки. Сам царь заказал их много, требуя немедля изготовить. Но времени дал в обрез — всего десять дней на двадцать колец. И знал при этом царь, что кольца — изделия трудные, что не всякий токарь с ними справится в такой короткий срок. У Нартова «махина» уже налажена к работе, его чудо-подручник стоит на своем месте, у самого кольца, и в нем зажат резец. Мастер еще и еще раз поворачивает рукоятку, проверяет движение подручника. Он так увлекся этим занятием, что даже не услышал громкого людского говора, донесшегося из сеней мастерской. Но вот двери распахнулись, и в токарню вошел царь. С ним много людей, с ним и Зингер. Андрей вздрогнул и как-то растерянно посмотрел на вошедших, затем пустил свой станок и взялся за рукоятку винта.

Уже потом, когда царь уехал, он вспоминал, как медленно, ему казалось, тянулось время, пока приближались тяжелые шаги. Затем он почувствовал, что кто-то остановился за его спиной. Наступила тишина, умолк говор людей, прошла минута, другая… Стружка за стружкой сбегала с заготовки кольца и вдоль нее все дальше и дальше уходил подручник, делая свои точные, но почти не заметные для глаза «шаги». — Сам придумал? — раздался над его головой голос царя. — Сам, ваше величество, — ответил Андрей, но почти не расслышал своего ответа. Затем последовали вопросы царя к Зингеру и ответы немца, увертливые, угодливые. «Да, он, Зингер, слышал уже о таком приспособлении, но не вводил его, так как считает его не вполне удачным, у него оно задумано лучше. Скоро он его изготовит и покажет».

Комментарии закрыты.